О политических реалиях до и после Вильнюса


629471Первое что можно заметить в преддверии саммита Восточного Партнерства, это отношение политических классов Республики Молдова и Украины к подписанию документов с Европейским Союзом. В отличие от Киева, которому предстоит подписать договор об ассоциации и где атмосфера более спокойная, Кишинев придаёт событию апокалипсический размах, даже если его ожидает не более чем парафирование договора. Тем не менее, прозападные аналитики и политики пытаются представить саммит как роковой момент, решающий судьбу странны, а представителей власти – как благовестных архангелов. Конечно, данный психоз имеет чисто электоральный расчет. Партии находящиеся у власти надеются, что Вильнюс принесет полный успех, который поможет удержать власть и после парламентских выборов 2014-го года. Сам саммит не так важен подписанием документов, а способностью ответить на крайне оптимистические ожидания общества.
Итоги «Восточного Партнерства» не оптимистичны: в сущности, Евросоюз инвестировал деньги в политический капитал олигархических и мафиозных структур Молдовы, снижая всё больше доверие граждан в проевропейскую риторику. Более того, если раньше ЕС был вне партийных разборках, с 2009-го года, ЕС впервые оказал открытую поддержку правым партиям, фактически став субъектом внутренней политической борьбы. С победой на выборах, Брюссель установил в Молдове «управляемую демократию», поддерживая искусственно власть, которая теряет с каждым днем легитимность. Отсутствие, какой-либо критики со стороны европейских структур, отсутствие важных реформ при крупной финансовой поддержки ЕС, указывает на то, что Западу более не интересны демократические преобразование в Молдове, а только удержание власти своими ставленниками любой ценной.
Весьма символичным является «народное собрание» 3 ноября, которое стало первым массовым мероприятием после 1989-го года, на которое народ был загнан насильно.  Многим это напомнила советскую диктатуру. Более того, прозападный дискурс власти все больше походит на тоталитарную идеологию, за которой стало скрывается навязывание Западом олигархической системы контроля за «периферией». Брюссель не мало раз подавал сигнал правящей элите на то, что готов закрыть глаза на любые противозаконные действия в обмен на полную подконтрольность. Впервые за последние 20 лет, власть так открыта и нагло разворовывает госимущество, не боясь никаких последствий, никакого закона.
А как же оппозиция? Конечно, существует ПКРМ, самая большая оппозиционная партия. Я бы даже сказал – единственная «оппозиционная» партия в Молдове, так как другие партии имеют малые шансы перескочить избирательный порог. Вся проблема в том, что данная политическая партия не однократно демонстрировала себя как «системную оппозицию». Коммунисты способствовали захвату провластными структурами самого большого банка в Молдове – «Banca de Economii», в котором государство имело контрольный пакет акций. В городском совете, коммунисты находятся в неформальном альянсе с либералами, разделяя активно между собой государственное имущество. Некоторые наблюдатели высказывают мнения что так-называемая «бархатная революция», объявленная коммунистами, было не что иное, как «фон» для организации провластного митинга 3 ноября.
А время играет против ПКРМ. Ряды коммунистов все больше редеют, партийные структуры деградируют, члены партии перебегают в лагерь власти, а харизматичные личности способные заменить Владимира Воронина, отсутствуют. Единственное что удерживает ПКРМ на плаву, это личный авторитет лидера партии, которые более не способен управлять формированием, играя исключительно декоративную роль.
Неуверенность в завтрашнем дне чувствуется и во властных партиях, симпатии к которым со стороны населения снижаются быстрыми темпами. Влад Филат и Владимир Плахотнюк, две «одиозные фигуры», вокруг которых происходят все политические скандалы и разборки, оказались вне власти. Филат, являясь лидером Либеральной Демократической Партии, получил вотум недоверия в качестве премьера, а Плахотнюк, главный спонсор Демократической Партии и бывший спонсор ПКРМ, отказался добровольно от мандата депутата. Тем не менее, оба остаются ключевыми фигурами в политической игре, управляя процессами из-за кулис.
Боясь краха на предстоящих выборах, внутри партий власти стали более активными переговоры в пользу создания альтернативных проектов праволиберального толка, способные заменить скомпрометировавшие себя политические брэнды. Все чаще ведутся разговоры о возвращения в большую политику бывшего премьера Иона Стурзы, бывшего мэра Кишинева Серафима Урекяна, при этом так же речь идет о продвижение «новых политических лидеров» – действующего премьера Юрия Лянкэ (от Либеральной Демократической Партии) и спикера Игоря Кормана (от Демократической Партии), которые не участвовали в митинге 3 ноября, организованный партиями власти. Своим неучастием, Лянкэ и Корман стали «любимчиками» прозападных избирателей разочаровавшихся в партиях власти. На фоне «одиозных фигур» Филата и Плахотнюка, Лянкэ и Корман настоящие «ангелы».
Саммит в Вильнюсе может стать точкой отсчета для политических перемен. Власть поставила на кон весь свой политический капитал, ожидая или полный крах, или полную победу. Помимо этого, после саммита, Молдову ожидает длинная зима, которая из-за низких температур и возможного отсутствие газа, может крайне разозлить население. К несчастью, формирование «несистемной оппозиции», способной встать во главе негодующих, запаздывает, из-за малочисленности и неспособности к объединению групп независимых от власти и от «системной оппозиции». Да и в самих оппозиционных группах существует искушение примкнуть к провластным структурам при первой же возможности. С другой стороны, не существует вполне внятного и единого политического оппозиционного месседжа, вокруг которого сформировались бы новые политические силы. Протесты ПКРМ слишком уж непонятны и лишены всякого смысла и логики, истощая понапрасну всякий протестный потенциал. Крайне отрицательно сказывается на молдавской политической жизни и отсутствие оппозиционных лидеров с высоким уровнем доверия среди населения.

До следующих выборов осталось не так много времени, а пост-вильнюсский этап станет единственной возможностью для переформатирования политического поля Республики Молдова – или путем «революции», или крайней «апатией» избирателей.
О политических реалиях до и после Вильнюса

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile despre tine sau dă clic pe un icon pentru autentificare:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s