Штрихи к Национальному проекту: суверенитет, идентичность, нейтралитет


Концептуализация национальной идеи Республики Молдова должна строиться на трех китах: суверенитет, идентичность и нейтралитет. Именно через глубокое осмысление этих понятий и их идеологическое обоснование мы имеем шанс приблизиться к тому, что можно назвать «основой государственности» и «национальный проект».

В последние десятилетия «глобализация» стала модным словом, но так и не состоялась как научный термин, оставаясь (как и термин «капитализм») скорее всего в идеологической сфере. В неолиберальном и немарксистском понимании, глобализм выражается как гегемонистский  и западоцентричный идеологический конструкт, со скептическим отношением к идее суверенитета и любой идентичности. В консервативном понимании, глобализация видится как угроза национальному суверенитету и идентичности, как основе устройства каждой цивилизации.

Сегодня ответным эффектом на то, что называют “глобализацией” становится так называемая “глокализация” — когда вместо стирания границ, этнических, языковых, религиозных и расовых отличий, люди все больше начинают обращать внимание на отличия. Даже интернет, который считался инструментов глобализации, вместо открытого пространством, становится площадкой для создания всё более закрытых общин. Важно обратить внимания и на то, что если на заре интернета английский язык был доминирующим, то сегодня все больше ресурсов, программ и аппликаций создаются на местных языках.

Суверенитет

Принцип суверенитета как высшая ценность и как основа международной политики был развит в теории реализма и неореализма в Международных Отношениях, в которых государство рассматривается как единственный легитимный актер, а борьба за власть между государствами основывается на приоритете национального интереса. В основу теории реализма входит принцип «международной анархии», современные политические идеи развиты в таких работах, как: “Левиафан” Томаса Гоббса, “Князь” Николо Макиавелли, “Суверен” (Жан Боден), а также и принципы вестфальской системы, в которой фактическим и юридическим актером является национальное государство – модель, ставшая частью европейской традиции в международных отношений.

По Гансу Моргентау, одного из ведущих теоретиков реализма, понятие национального интереса состоит из следующих элементов:

  • рациональный подсчет того, что требуется Государству (в категории ресурсов, экономики, пространства, энергетики, демографии и.т.д.)
  • воля политической элиты к достижению необходимых результатов;
  • объективное наличие силового, промышленного, военного и ресурсного потенциала.

Теория реализма, одна из самых популярных в США, противостоит либеральному видению в МО, для которого в центре внимания стоят наднациональные структуры (международные НПО, трибуналы, “мировое правительство”), международные юридические нормы и “универсальные ценности”.

Реалисты являются сторонниками “антропологического пессимизма”. То есть человек по своей натуре является грешным и эгоистичным, а власть является той инстанцией, которая ограничивает тенденцию человека к уничтожению и самоуничтожению. Либералы, как и марксисты, являются сторонниками “антропологического оптимизма”, в котором человек считается мирным и моральным существом, тем временем как суверенное государство и власть является источником насилия и несправедливости.

Не случайно, в молдавских ВУЗах, где преподают Международные Отношения, доминирует именно либеральная модель, которая подается как “западное видение”, тем самым игнорируются теоретические основы, которые могли бы способствовать формированию истинно патриотической дипломатии. Вот почему крайне важно развить молдавскую школу реализма, которая учитывала бы геополитический контекст, в котором находится Республика Молдова и национальные интересы страны.

Надо понимать, что кризис государственности, прежде всего, обусловлен отсутствием всякого видения о будущем государства и чрезмерным зацикливанием на нерелевантных дискуссиях  об  историческом прошлом, о названии языка или самоидентификации титульной нации. Вопрос о суверенности — это, прежде всего, вопрос о будущем.

На уровне внутренней политики, принцип суверенитета был развит немецким философом права Карлом Шмиттом, для которого сувереном представляется поистине тот институт, который способен принимать решения в неординарных ситуациях.

В случае либеральных демократий, концепция суверенитета является чисто номинальной и фиктивной, источником власти является не сам народ, а некий набор философских принципов Нового Времени (гуманизм, равноправие, толерантность, свобода личности и.т.д.).

Так, например,  Конституция Республики Молдова, статья 2 (1) гласит что «национальный суверенитет принадлежит народу Республики Молдова», но при этом,  «ни одна часть народа не может осуществлять государственную власть от своего имени», в соответствии со статьей 2 (2). Это предполагает, что большинство избирателей не выражают принцип суверенитета, а только народ в целом, что весьма утопично.

В таком случае, кто истинный суверен? В традиционном обществе все было ясно – единственный сувереном являлся монарх, который не обязательно имел всю полноту власти, но был гарантом сохранения традиции и обрядов. По Конституции РМ, гарантом суверенитета является президент республики, но он не является ни моральным авторитетом, ни гарантом сохранения базовых ценностей. Вопрос об определении сущности высшего авторитета государства – суверена — должен стать предметом будущих серьезных обсуждений политической модели, которая должна соответствовать ценностным установками молдавского общества.

Идентичность

Идентичность является сугубо коллективным феноменом, обозначая тождественность группы индивидов  в ценностном плане, в понимании мира. Из этого исходит целостность определения общего настоящего и будущего, понятие сущности личности, свободы, социальных ролей и природа отношений между людьми, между народом и государством.

В этом случае язык, как совокупность символов, архетипов и структур, является культурным кодом, который определяет социальную реальность общности. Отношение к жизни и смерти, понятие вечности, гендерному вопросу (мужское и женское начало), власть, структура социальной иерархии, потребление, производство, труд, собственность, связь между поколениями, отношение к природе и ресурсам, справедливость — есть понятия, которые выражают в конкретном цивилизационном и этническом поле смысл тождественности.

На вопрос: «кто мы?» — ответом не может быть простое коллективное имя или код, а выражение сущности нашего миропонимания — непосредственно в государственном строительстве. То, как мы понимаем мир, и тот уклад, в котором мы хотим жить, и есть наша идентичность.

Но есть ли у нас способность к пониманию мира, и существует ли у нас воля к созданию собственного общественного строя? Если нет, значит, мы являемся просто недоразумением истории и  как бы мы себя ни называли, мы остаемся фикцией, которая рано или поздно исчезнет.

В лучшем случае, мы можем стать «гражданской нацией», в которой единственное, что нас сможет объединить, — это бюрократия, паспорт и гражданство, ради которых никто не хочет жить или умирать. Если у нас существует еще общие ценности, значит есть общее будущее и историческая миссия, которая позволит нам, объявит на международной арене о нашем существовании как о коллективной личности.

Для того, чтобы понять, кто мы, найти оптимальную формулу самоидентификации,  мы должны понять, что является для нас истиной ценностью, то за что каждый член общества готов умереть: вера, семья, род, земля, авторитет и.т.д.. И уже на этом  ценностном фундаменте, а не на универсальных, лишённых всякого смысла принципах, строить сильное и устойчивое государство.

Так, например понятие женственности и мужественности в культурном и цивилизационном поле представляют гендерную величину идентичности, так как не описывают только социальные роли женщин и мужчин, природу и смысл семьи, но и властные отношения в обществе. Пол вовсе не искусственная культурная конструкция, как утверждают теоретики неомарксизма, а биологическая данность, включенная в конкретное культурное и цивилизационное поле.

Патриархальная культурная модель, которая создала все мировые цивилизации, способствует укреплению политической власти и деторождаемости, тем временем как утопическаяматриархальная культурная модель (равноправие полов), поощряет потребительство и ослабление или уничтожение всякой политической власти, социальной иерархии и подавление мужского начала.

Бедность и богатство, равенство и неравенство, потребности – не столько социально-экономические, сколько культурные понятия. Здесь речь идет об экономической величине идентичности.

Наша общая неудовлетворённость нынешним состоянием дел связанно скорее всего с отсутствием того понимания критериев добра и зла, стертого в социалистической модели, носившего, в сущности, западные социальных идеалы, чуждые для всех советских народов.

Мы не сумели восполнить существующий ценностный вакуум. Мы продолжили принимать чужеродные уклады, создав новые искусственные потребности, которые мы не способны и никогда не будем способны удовлетворить в условиях глобальной экономической системы, где нам отведена роль «недочеловеков».

Жить по «американской мечте» в молдавских условиях не получилось и никогда не получится. Именно это маниакальное желание жить «по-европейски», не «по-человечески», «по-божески» или «по справедливости», привело к массовой миграции молдаван в Россию и Европу, в надежде заработать денег на «жизнь как в фильмах».

В надежде «стать как иностранцы», мы отказались от нашей сущности, от нашей идентичности и за это расплачиваемся сегодня. Села без водопровода, но с интернетом и параболическими антеннами, шикарные машины, грандиозные дома, квартиры с «евроремонтом» в условиях  недоедания, болезней, старения населения и падения рождаемости – всё это следствие потери всякого морального ориентира.

Только глубокое ценностное обновление как следствие нынешних глубоких потрясений и страданий смогут спасти нас от духовного, культурного и биологического вымирания. Дух времени требует мощного, беспрецедентного рывка, на который способны лишь пассионарные натуры, вобравшие в себя всю энергию и мощь предков, охваченные безграничной любовью к Родине и ко всем её членам.

Именно горячие сердца и холодные умы судьбоносных вождей, осознающих коллективную миссию своего народа должны осуществить тот исторический скачок, ту «глубинную революцию», способные возродить наши ценности, которые составляли экзистенциальную константу на протяжении всех поколений.

Осознание общих ценностей есть основа политической величины идентичности, органической демократии – власть народа как единое целое, не посредством избирательного процесса, в котором всё участие сводится к индивидуальному голосу анонимных масс, лишенных всякой ответственности (либеральная демократия). Речь идет о при полном, прямом участии каждого человека в жизни социального организма, сплоченного вокруг общих ценностных основ и того института, который представляет принцип Суверенитета.

Духовно-моральная величина идентичности включает в себя понятия о добре и зле, о том, что есть морально, а что — аморально, понятия социального и антисоциального поведения. На этом основываются все государственно-юридические механизмы наказаний и ограничения прав в отдельно взятом государстве.

Например, статья 29 (2) Декларации Прав Человека гласит что “При осуществлении своих прав, и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе”.

В данной статье, выражение «справедливое требование морали» является относительным, поскольку понятие «мораль» зависит от ценностной основы каждого народа и государства. В случае Республики Молдова Конституция не описывает, что является базовыми ценностями народа и что есть источник общественной морали. Именно поэтому, например, становится трудно обосновывать юридическую неприемлемость т.н. «закона о недискриминации» или «гомосексуальных браков».

Таким образом, толкование возможности ограничения прав граждан делается исключительно в ключе доминирующей идеологии в международных организациях (или так называемой “юридической доктрины”), в условиях существования статьи 4 (2) Конституции Республики Молдова, по которым пакты и договоры об основных правах человека превыше национальных законов.

Без четкой формулировки ценностной основы в важнейших государственных документах, которая представила бы культурную и цивилизационную идентичность народа, страна не может являться полноценным суверенным государством и отстаивать свои интересы, так как будет вынуждена следовать во всех случаях интерпретационному коду иностранных структур, который будет меняться в зависимости от интересов глобальных элит.

Если государство как институт не может, или не хочет защищать то, что поистине важно для его народа, его существование просто теряет всякий смысл. А это вызывает коллективную апатию, полное недоверие ко всему и неуверенность в завтрашнем дне.

Помимо новой Конституции, Республика Молдова нуждается в Национальной Доктрине, в официальном документе-манифесте, который определил бы четко ценностную основу государственности и национальные интересы, являясь путеводителем для построения всей системы, для обозначения целей и для разработки и осуществления  стратегий по развитию страны.

Одним из концептуальных документов, который мог бы послужить путеводителем для определения ценностной системы нашего общества вполне может стать документ, озаглавленный “Основы Социальной Концепции Русской Православной Церкви”, принятый Архиерейским Собором РПЦ в 2000-ом году.

Нейтралитет

Втягивание Республики Молдова в геополитические игры глобальных игроков стало одной главных причин нашей социальной, экономической и политической отсталости. Поскольку наша страна  находится на стыке противоборствующих мировых и региональных геополитических сил, общество оказывалось расколотым на противоборствующие лагеря, представляющие или симпатизирующие той или иной внешней силе.

Именно поэтому невозможно достигнуть единства молдавского общества без учета принципа нейтралитета, как гаранта суверенитета и защиты нашей идентичности. Исходя из этого, мы должны добиться, путем открытого и активного диалога,  единодушия политического класса и общества в понимании приоритетности этой идеи для защиты наших национальных интересов и базовых ценностей.

Принцип нейтральности должен стать приоритетным началом Республики Молдова на международном уровне, особенно в отношениях с нашими основными западными и восточными партнерами. Наша страна должна активно продвигать идею демилитаризации, модель многополярного мира, идею стабильности на европейском континенте и служить площадкой для переговоров и активным посредником в случае региональных и межгосударственных конфликтов, отказываясь принимать участие в любых дипломатических, экономических или военных конфликтах.

Для продвижения подобной позиции Молдова должна стать стабильным, предсказуемым государством, добиться международного престижа и заслужить доверие на мировом уровне, проводя активную дипломатию и обладая сильным интеллектуальным ресурсом, способным выявлять и продвигать оптимальные для всех сторон решения спорных вопросов.

Молдова должна принять на себя миссию по продвижения мира и альтернативной системы ценностей, а для этого мы должны поставить четкую задачу по развитию человеческого и интеллектуального потенциала. Эта задача может показаться крайне сложной и невыполнимой, но только в таком ключе мы сможем обеспечить нам оптимальные условия для долгосрочного развития. Мы нуждаемся в четкой цели, в маяке, к которому должны двигаться предпринимая усилия по развитию государства.

Призрак бродит по Европе. Но на сей раз это уже не призрак коммунизма. Это призрак “нового национализма” XXI-го века, национализма,  основанного на идеях суверенизма и идентитарианизма, исповедующемого как правыми, так левыми. Речь идет о глобальной революции, о новой “весне народов”, которые не согласны со стиранием границ, не хотят мириться со статусом периферии в глобальной системе, с господством капитала и с уничтожением традиционного уклада жизни, ценностной основы национальных и религиозных общин. Грядущая революция — это борьба народов за свободу и выживание, против наднациональных структур, транснациональных корпораций, борьба за жизненно важные ресурсы: вода, пища, энергетические ресурсы, человеческий потенциал и духовность. Таким образом, реконцептулизация и обоснование идеи Суверенитета, Идентичности, Нейтралитета не есть философский каприз, а вопрос о Национальной Безопасности.

Штрихи к Национальному проекту: суверенитет, идентичность, нейтралитет

Lasă un răspuns

Completează mai jos detaliile despre tine sau dă clic pe un icon pentru autentificare:

Logo WordPress.com

Comentezi folosind contul tău WordPress.com. Dezautentificare / Schimbă )

Poză Twitter

Comentezi folosind contul tău Twitter. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Facebook

Comentezi folosind contul tău Facebook. Dezautentificare / Schimbă )

Fotografie Google+

Comentezi folosind contul tău Google+. Dezautentificare / Schimbă )

Conectare la %s